ИМИТ

Кто тут? — Матфак ОмГУ

Математический факультет создан в 1974 году, одновременно со всем нашим ОмГУ.
Сейчас математический факультет называется Институт математики и информационных технологий, сокращенно ИМИТ.

У нас учатся, учились и будут учиться самые яркие, самые умные, самые красивые, и самые замечательные люди.

О чем наш журнал? Это журнал о наших людях: о наших выпускниках, о наших студентах, о наших абитуриентах, о наших преподавателях. Это журнал о событиях, которые проходили или проходят у нас на факультете. Это журнал о любви к математике и программированию.


Где еще в сети можно прочитать про матфак?

Официальный сайт матфака (расписание, список сотрудников, информация о поступлении -- вам туда).

Страница ИМИТа на официальном сайте университета.

Альтернативный сайт матфака, созданный выпускниками и студентами.

Группа матфака вконтакте (актуальная информация, свежие новости, можно задать любой вопрос в реальном времени, прочая движуха -- вам туда).

Канал матфака на Ютуб, созданный студентами (видео с Дней Математика, Турниров Претендентов и т.д.).

Хорошего матфака много не бывает!


Этот жж неофициальный и создан в развлекательных целях. Точка зрения редакторов журнала может не совпадать с официальной точкой зрения директората ИМИТ, а так же с точкой зрения сотрудников или студентов, да и с точкой зрения, изложенной в журнале, тоже не всегда совпадает.
ИМИТ

Политика работы жж

Дорогие друзья! Внимание! Комментарии от анонимных пользователей отныне проходят премодерацию.
Вы можете оставлять свои комментарии анонимно, но не факт, что их кто-то прочитает.

Комментарии от зарегистрированных пользователей видны всем.
Если вы хотите оставить комментарий -- вы не обязаны заводить аккаунт в жж. Можно зайти через аккаунт вконтакта, фейсбука, твиттер или других соц.сетей.

Спасибо за понимание.
ИМИТ

Вы, конечно, шутите, Мистер Фейнман!

Смешивание красок

       Причину того, почему я считаю себя “некультурным” или “неинтеллигентным”, возможно, следует искать в том времени, когда я был старшеклассником. Я постоянно переживал из-за того, что могу показаться неженкой; я не хотел быть чересчур утонченным. Мне казалось, что ни одного настоящего мужчину не интересует поэзия и тому подобное. Но мне никогда не приходило в голову, как же тогда вообще были написаны стихи! Поэтому я развил в себе негативное отношение к парням, изучающим французскую литературу или слишком много занимающимся музыкой или поэзией – всем, что “имеет отношение” к искусству. Мне гораздо больше нравились сталевары, сварщики или рабочие машинного цеха. Я всегда считал, что если парень работает в машинном цехе, значит он – настоящий мужик! Таково было мое отношение. Быть человеком труда мне казалось достойным, чего никак не скажешь о том, чтобы быть “культурным” или “интеллигентным”. Первое, несомненно, было правильно, но что касается второго, – это был полный бред. 

Read more...Collapse )
ИМИТ

Девушка месяца. Июль, 2017. Настя Таймре.

Идёт второй месяц лета, а, значит, сессия уже закрыта (не у всех:) ) и все студенты отдыхают, но только не редакция ЖЖ! В этом месяце нашей героиней будет снова первокурсница (пока еще), но которую уже можно смело называть второкурсницей, ведь она закрыла летнюю сессию на "отлично". Конечно же, девушкой месяца стала яркая, умная, потрясающая Анастасия Таймре!


Read more...Collapse )
ИМИТ

Математики тоже шутят

О книгах Жордана говорили, что если ему нужно было ввести четыре аналогичные или родственные величины (такие, как, например, a, b, c, d), то они у него получали обозначения a, M3, ε2, Π"1,2.


Один педантичный профессор имел обыкновение говорить: «...полином четвертой степени
  ax4 + bx3 + cx2 + dx + e,
  где e не обязано быть основанием натуральных логарифмов» (но может им быть).


Знаменитый немецкий математик Давид Гильберт (1862–1943) однажды сказал, что если собрать вместе десять самых умных людей и попросить их придумать самую глупую вещь на свете, то им не удастся придумать ничего более тупого, чем астрология.


Один философ испытал сильнейшее потрясение, узнав от Бертрана Рассела, что из ложного утверждения следует любое утверждение. Он спросил:
  — Вы всерьез считаете, что из утверждения «два плюс два — пять» следует, что вы — папа римский?
  Рассел ответил утвердительно.
  — И вы можете доказать это? — продолжал сомневаться философ.
  — Конечно! — последовал уверенный ответ, и Рассел тотчас же предложил такое доказательство.
  1. Предположим, что 2 + 2 = 5.
  2. Вычтем из обеих частей по два: 2 = 3.
  3. Переставим левую и правую части: 3 = 2.
  4. Вычтем из обеих частей по единице: 2 = 1.
  Папа Римский и я — нас двое. Так как 2 = 1, то папа римский и я — одно лицо. Следовательно, я — папа римский.


Знаменитый французский математик, «князь дилетантов» Пьер Ферма (1601–1665) однажды получил письмо, в котором его спрашивали, является ли число 100895598169 простым. Ферма мгновенно ответил, что это двенадцатизначное число — произведение двух простых чисел 898423 и 112303.


Изобретатель логарифмов Джон Непер (1550–1617) имел репутацию чернокнижника и колдуна, чем он однажды остроумно воспользовался.
  Как-то раз в его доме случилась кража. Виновником мог быть только кто-то из слуг, но кто именно, непонятно. И тогда Непер придумал хитрый ход. Собрав всех своих слуг, он объявил им, что его черный петух умеет читать тайные мысли людей и поэтому поможет ему найти вора. После этого Непер приказал слугам поодиночке заходить в темную комнату и касаться рукой сидящего там черного петуха. Как только вор коснется петуха-телепата, добавил он, тот громко закричит.
  Слуги по очереди стали заходить «на прием» к петуху, но тот так и не закричал. Однако Непер легко вычислил вора, проверив руки испытуемых после петушиного «теста». Руки невиновных были испачканы золой, которой хитроумный хозяин предварительно обсыпал петуха. Злоумышленник же испугался ясновидящей птицы и, войдя к нему в комнату, не коснулся его. Поэтому его руки, в отличие от совести, были чистыми.


Однажды один студент попросил Джона фон Неймана (1903–1957) помочь ему вычислить какой-то интеграл. Немного подумав, тот дал ответ: «2π/5».
  — Но, сэр, — расстроился студент, — ответ я могу и сам посмотреть в конце задачника. Мне непонятно, как взять этот интеграл!
  — Хорошо, — ответил профессор, — дайте-ка я посмотрю еще разок. — После небольшой паузы он опять выдал: 2π/5.
  — Профессор, — студент был близок к отчаянию, — ответ я и сам знаю. Я не понимаю, как он получается!
  — Но, молодой человек, — искренне удивился фон Нейман. — Что Вы от меня хотите? Я решил вам эту задачу двумя разными способами!


Один из самых плодовитых математиков XX века Пал Эрдеш (1913–1996) [6] в старости часто подшучивал над своим почтенным возрастом. Так однажды на вопрос о том, сколько ему лет, он ответил:
  — Два с половиной миллиарда. Потому что, когда я был совсем юным, ученые думали, что возраст Земли равен двум миллиардам лет, а теперь считается, что он уже равен четырем с половиной миллиардам лет.


Следующая история касается трех выдающихся ученых: физика, Нобелевского лауреата Макса Планка, экономиста Джона Мейнарда Кейнса (кстати, известного еще и оригинальным «Трактатом о вероятности»), а также математика и философа Бертрана Рассела, лауреата Нобелевской премии по ...литературе.
  Однажды Кейнс ужинал с Максом Планком в ресторане. За трапезой Планк признался, что в молодости подумывал о занятиях экономикой, но потом посчитал, что это слишком сложно. На следующий день Кейнс с удовольствием пересказал эти слова своему кембриджскому приятелю. «Как странно! — ответил тот. — Три дня назад Бертран Рассел тоже говорил мне о том, что собирался посвятить свою жизнь экономике. Но потом передумал, потому что решил, что это слишком просто».
ИМИТ

День рождения Владимира Александровича Михельсона

Сегодня, в последний день первого месяца лета хочется поговорить о чем-то теплом.. или о ком-то, кто разбирается в воспламенении гремучих газовых смесей. 30 июня 1860 родился Владимир Михельсон, выдающийся советский и российский физик и ученик А.Г. Столетова (сегодня ему бы исполнилось 157 лет).

Read more...Collapse )

ИМИТ

Девушка месяца. Июнь, 2017. Роза Балджанова.

Наконец-то наступило долгожданное лето! Кому-то осталось сдать сессию (а кто-то уже сдал) и выйти на каникулы (а кому-то ещё допройти практику, а потом выйти на каникулы), а мы, редакция ЖЖ, работаем 365 (иногда 366) дней в году! И вот снова мы выбрали девушку месяца, и хотим вам, дорогие читатели, рассказать про неё. Героиней статьи стала умная, бесподобная, обворожительная Балджанова Роза, которая должна была стать девушкой месяца давным давно, но по каким-то причинам этого не случалось.



Read more...Collapse )
ИМИТ

Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!

Образование в Бразилии

Что касается образования в Бразилии, то у меня был очень интересный опыт. Я вел группу студентов, которые впоследствии должны были стать преподавателями, так как возможностей для научной работы в Бразилии в то время почти не было. Мои студенты прошли уже много предметов, а это должен был быть их самый серьезный курс по электричеству и магнетизму – уравнения Максвелла и т.д.

Университет располагался в нескольких зданиях, разбросанных по городу, и я вел свои занятия в здании, окна которого выходили на залив.

Я обнаружил очень странное явление: я задавал вопрос, и студенты отвечали, не задумываясь. Но когда я задавал вопрос еще раз – на ту же тему и, как мне казалось, тот же самый вопрос, они вообще не могли ответить! Например, однажды я рассказывал о поляризации света и раздал им всем кусочки поляроида.

Поляроид пропускает свет только с определенным направлением поляризации. Поэтому я объяснил, как определить направление поляризации света по тому, темный поляроид или светлый.

Сначала мы взяли две полоски поляроида и вращали их до тех пор, пока они не пропустили максимум света. Теперь мы могли сказать, что две полоски пропускают свет, поляризованный в одном направлении: что пропускает один поляроид, может пройти и через второй. Но потом я спросил, можно ли, имея всего один кусок поляроида, определить, в каком направлении он поляризует свет. Они совершенно не представляли себе.
Я знал, что это требует известной доли находчивости, поэтому я подсказал: «Посмотрите на залив. Как от него отражается свет?»

Все молчат. Тогда я сказал:
– Вы когда нибудь слышали об угле Брюстера?
– Да, сэр. Угол Брюстера – это угол, отражаясь под которым от преломляющей среды, свет полностью поляризуется.
– В каком направлении свет поляризуется при отражении?
– Свет поляризуется перпендикулярно плоскости падения, сэр.
Даже теперь я не могу этого понять. Они знали все наизусть. Они знали даже, что тангенс угла Брюстера равен показателю преломления!

Я сказал: «Ну?»
По прежнему, ничего. Они только что сказали мне, что свет, отражаясь от преломляющей среды, как, например, воды в заливе, поляризуется. Они даже сказали, в каком направлении он поляризуется.
Я сказал: «Посмотрите на залив через поляроид. Теперь поворачивайте поляроид».
– О о о, он поляризован! – воскликнули они.

После длительного расследования я, наконец, понял, что студенты все запоминали, но ничего не понимали. Когда они слышали «свет, отраженный от преломляющей среды», они не понимали, что под средой имеется в виду, например, вода. Они не понимали, что «направление распространения света» – это направление, в котором видишь что то, когда смотришь на него, и т.д. Все только запоминалось, и ничего не переводилось в осмысленные понятия. Так что, если я спрашивал: «Что такое угол Брюстера?», я обращался к компьютеру с правильными ключевыми словами. Но если я говорил: «Посмотрите на воду», – ничего не срабатывало. У них ничего не было закодировано под этими словами.

Позже я посетил лекцию в Инженерном институте. Проходила она так:
«Два тела… считаются эквивалентными… если равные вращательные моменты… производят… равное ускорение. Два тела считаются эквивалентными, если равные вращательные моменты производят равное ускорение». Студенты сидели и записывали под диктовку, а когда профессор повторял предложение, они проверяли, все ли правильно записано. Потом они писали следующее предложение и еще одно, и еще одно.

Только я один знал, что профессор говорил о телах с одинаковыми моментами инерции, а уяснить это было трудно.
Я не понимал, как они смогут разобраться во всем этом. Вот речь шла о моменте инерции, но не было никакого обсуждения хотя бы такого примера: ты хочешь открыть дверь и толкаешь ее с одной стороны, а с другой стороны ее подпирают грузом то с краю, то у самых петель. Насколько труднее будет открыть ее в первом случае, чем во втором?

После лекции я спросил одного студента:
– Вы ведете все эти записи. Что вы с ними делаете?
– О, мы их заучиваем. У нас будет экзамен.
– А какой будет экзамен?
– Очень простой. Я могу Вам прямо сейчас назвать один из вопросов, – он заглянул в тетрадь и сказал: «В каком случае два тела считаются эквивалентными?». А ответ: «Два тела считаются эквивалентными, если равные вращательные моменты производят равные ускорения».

Так что, как видите, они могли сдавать экзамены, и «учить» все это, и не знать абсолютно ничего, кроме того, что они вызубрили.

Потом я был в Инженерном институте на вступительном экзамене. Экзамен был устный, и мне разрешили послушать. Один абитуриент был просто великолепен. Он отлично отвечал на все вопросы. Его спросили, что такое диамагнетизм. Он ответил совершенно правильно. Потом его спросили: «Что происходит с лучом света, когда он проходит под определенным углом через слой материала определенной толщины и с определенным показателем преломления?»
– Он выходит, сместившись параллельно самому себе, сэр.
– А на сколько он сместится?
– Я не знаю, сэр, но я могу посчитать.
Он посчитал. Все было прекрасно. Но у меня к этому времени уже были подозрения.
После экзамена я подошел к блестящему молодому человеку и объяснил, что я из Соединенных Штатов и хочу задать несколько вопросов, которые никак не повлияют на результат экзамена. Для начала я спросил, может ли он привести какой нибудь пример диамагнетика.
– Нет.
Тогда я сказал: «Представьте себе, что эта книга стеклянная, и я смотрю сквозь нее на что нибудь на столе. Что случится с изображением, если наклонить стекло?»
– Изображение повернется, сэр, на угол, в 2 раза превышающий угол наклона.
– А вы не путаете с зеркалом?
– Нет, сэр.

Он только что сказал на экзамене, что луч света сместится параллельно самому себе, и, следовательно, изображение сдвинется в сторону, но не будет поворачиваться ни на какой угол. Он даже вычислил, насколько изображение сдвинется, но он не понимал, что кусок стекла – это и есть материал с показателем преломления и что его вычисления имели самое непосредственное отношение к моему вопросу.

В Инженерном институте я читал курс «Математические методы в физике», в котором старался научить студентов решать задачи методом проб и ошибок. Этого обычно не знают, и я начал с простых арифметических примеров. Я был удивлен, когда из восьмидесяти с лишним студентов только восемь сдали первое задание. Я произнес настоящую речь о том, что надо пробовать самим, а не просто сидеть и смотреть, как я решаю.

После лекции ко мне подошла небольшая делегация. Мне объяснили, что я недооцениваю их подготовку, что они могут учиться, и не решая задач, что арифметику они давно уже прошли и что заниматься такими простыми вещами ниже их достоинства.

Мы продолжали заниматься, и, независимо от того, насколько сложным становился материал, они никогда не сдавали ни одной работы. Конечно, я понимал, отчего: они не могли ничего решить.
Еще одного я не мог от них добиться – вопросов. В конце концов один студент объяснил мне: «Если я задам Вам вопрос во время лекции, потом все будут говорить: „Зачем ты отнимаешь у нас время на занятиях? Мы стараемся что то узнать. А ты прерываешь лекцию, задавая вопросы“».
Это было какое то непостижимое высокомерие, так как никто ничего не понимал в происходящем, и все только делали вид, что понимают. Они притворялись, что им все ясно. И если кто то задавал вопрос, признавая тем самым, что ему не все понятно, на него смотрели сверху вниз и говорили, что он отнимает время.

Я объяснял, как полезно работать сообща, обсуждать все проблемы, все до конца выяснять, но они этого не делали, потому что, задав вопрос, они уронили бы свое достоинство. Бедняги! Разумные люди, и сколько труда они тратили, но вот усвоили этот нелепый, извращенный взгляд на вещи и сделали свое «образование» бессмысленным, полностью бессмысленным. В конце учебного года студенты попросили меня сделать доклад о моем преподавании в Бразилии. На докладе должны были присутствовать не только студенты, но и профессора и правительственные чиновники, так что я взял с них обещание, что я смогу говорить все, что захочу. Мне сказали: «О чем речь! Конечно. Это же свободная страна».

И вот я пришел, захватив элементарный учебник физики, по которому учились на первом курсе колледжа. Эта книга считалась особенно хорошей, так как в ней использовались разные шрифты. Самые важные для запоминания вещи печатались жирным черным шрифтом, менее важные – побледнее и т.д.

Кто то сразу же спросил: «Вы не собираетесь ругать этот учебник? Здесь находится автор, и все считают, что это хороший учебник».

– Вы обещали, что я могу говорить все, что хочу.
Зал был полон. Я начал с определения науки. Наука – это понимание законов природы. Потом я спросил: «Зачем развивать науку? Конечно, ни одна страна не может считаться цивилизованной, если она не… и т.д., и т.п.» Все сидели и кивали, потому что, я знал, так именно они и думали. Тогда я сказал: «Это, конечно, абсурдно. Почему мы должны стремиться подражать другой стране? Для занятия наукой должна быть другая, веская, разумная, причина; нельзя развивать науку просто потому, что так делают в других странах». Потом я отметил практическую пользу научных исследований, вклад науки в улучшение условий жизни человека, и все такое – я их немного подразнил.

Потом я сказал: «Основная цель моего доклада – показать, что в Бразилии нет научной подготовки».
Смотрю: они заволновались: «Как? Нет науки? Чушь какая то! У нас учится столько студентов!»
Тут я рассказал им, что, приехав в Бразилию, я был поражен, как много в книжных магазинах младших школьников, покупающих книги по физике. В Бразилии очень много детей занимаются физикой, причем начинают гораздо раньше, чем дети в Соединенных Штатах. Поэтому удивительно, что мы не видим в Бразилии большого числа физиков. Отчего? Столько детей трудится изо всех сил, но все впустую.

И я привел такую аналогию: ученый занимается греческим языком и любит его. В его стране немного детей, изучающих греческий язык. Но вот он приезжает в другую страну и с радостью видит, что все учат греческий, даже самые маленькие дети в начальных школах. Он приходит на выпускной экзамен и спрашивает студента, будущего специалиста по греческому языку:
– Как Сократ понимал взаимоотношение Истины и Красоты? – Студент не может ответить. Тогда ученый спрашивает: «Что Сократ сказал Платону в Третьей беседе?» Студент сияет и начинает: «Тр р р…» – и на прекрасном греческом языке повторяет слово в слово все, что сказал Сократ.
Но в Третьей беседе Сократ как раз и говорил о взаимоотношении Истины и Красоты.
Наш ученый обнаружил, что в этой стране греческий язык учат так: сначала учатся произносить звуки, потом слова, а потом предложения и целые абзацы. Студенты могли повторять наизусть, слово за словом, что сказал Сократ, не отдавая себе отчета в том, что все эти слова действительно что то значат. Для них все это только звуки. Никто никогда не переводил их на понятный студентам язык.

Я сказал: «Вот как я представляю себе обучение детей „науке“ здесь, в Бразилии». (Сильный удар, правда?)
Потом я поднял учебник, которым они пользовались: «В этой книге в одном единственном месте упоминаются экспериментальные результаты. Я имею в виду описание опыта с шариком, катящимся по наклонной плоскости. Сообщается, как далеко он укатится через одну секунду, две секунды, три секунды и т.д. Эти числа содержат «ошибки», т.е. на первый взгляд кажется, что видишь экспериментальные данные. Все числа немного ниже или выше теоретических оценок. В книге даже говорится о необходимости учитывать экспериментальные ошибки – очень хорошо. Беда в том, что если вы станете вычислять величину ускорения свободного падения при помощи этих чисел, то получите правильный ответ. Но если шарик действительно катится по наклонной плоскости, он непременно крутится, и, если вы на самом деле ставите такой опыт, это дает пять седьмых правильного ответа, так как часть энергии расходуется на вращение шарика. Так что эти единственные в книге «экспериментальные данные» – фальсификация. Никто не запускал шарик, иначе невозможно было бы получить такие результаты.

– Я обнаружил кое что еще, – продолжал я. – Наугад листая страницы и останавливаясь в любом произвольно выбранном месте, я могу показать вам, почему это не наука, а заучивание во всех случаях, без исключения. Я рискну прямо сейчас, в этой аудитории перелистать страницы, остановиться в произвольном месте, прочитать и показать вам.

Так я и сделал. Тррррр ап – мой палец остановился на какой то странице, и я начал читать: «Триболюминесценция. Триболюминесценция – это излучение света раздробленными кристаллами…».

Я сказал: «Вот, пожалуйста. Есть здесь наука? Нет! Здесь есть только толкование одного слова при помощи других слов. Здесь ни слова не сказано о природе: какие кристаллы испускают свет, если их раздробить? Почему они испускают свет? Вы можете представить, чтобы хоть один студент пошел домой и попробовал это проверить? Они не могут. Но если бы вместо этого вы написали: „Если взять кусок сахара и в темноте расколоть его щипцами, вы увидите голубоватую вспышку. То же самое происходит и с некоторыми другими кристаллами. Никто не знает, почему. Это явление называется триболюминесценцией“, – тогда кто нибудь проделал бы это дома, и это было бы изучением природы». Я использовал для доказательства этот пример, но мог взять и любой другой, – вся книга была такая.

Наконец, я сказал, что не понимаю, как можно получить образование при такой саморазвивающейся системе, когда одни сдают экзамены и учат других сдавать экзамены, но никто ничего не знает. Однако я, должно быть, ошибаюсь. В моей группе было два студента, которые учились очень хорошо. И я знаю одного физика, получившего образование исключительно в Бразилии. Так что, хотя система и очень плоха, некоторые все же ухитряются пробиться.

После доклада глава департамента научного образования поднялся и сказал: «То, что сообщил нам мистер Фейнман, тяжело слышать. Но я думаю, что он действительно любит науку и искренне озабочен. Поэтому мы должны прислушаться к его мнению. Я пришел сюда, зная, что наша система образования поражена каким то недугом. Здесь я узнал, что у нас рак», – и он сел. После такого выступления и другие стали свободно высказываться. Поднялось большое волнение. Все вставали и вносили предложения. Студенты организовали комитет по предварительному размножению лекций и еще другие комитеты для разных целей.

А потом случилось нечто совершенно неожиданное. Один из упомянутых мною двух студентов встал и сказал: «Я учился не в Бразилии, а в Германии. А в Бразилию я приехал только в этом году».

Второй студент сказал что то подобное. А названный мной профессор сказал: «Я учился здесь, в Бразилии, во время войны. Тогда все профессора, к счастью, покинули университет, и я учился самостоятельно, по книгам. Так что, на самом деле, я учился не по бразильской системе».

Этого я не ожидал. Я знал, что система никуда не годится, но что на все 100 процентов – это было ужасно!
ИМИТ

День рождения Джея Глена Майнера

Сегодня мы поговорим о человеке, благодоря которому мы можем пользоваться цифровыми калькуляторами... и не только! 31 мая 1932 года родился «Падре» мультимедийного ПК, Джей Глен Майнер (ему бы исполнилось 85 лет).

Джей Глен Майнер</span>


читать подробностиCollapse )
ИМИТ

Вопрос на злобу дня - Какой предмет самый ненужный на матфаке?

Всем привет!
Май уже практически закончился, мы все с нетерпением ждем лета, а значит сейчас как раз самое время для нашей рубрики "Вопрос на злобу дня". Поскольку сейчас наши студенты или сдали, или сдают, или еще только будут сдавать летнюю сессию, мы решили выяснить у наших читателей:

Какой самый ненужный предмет на матфаке?



Сразу стоит пояснить, что конечно же, все предметы одинаково важны и нужны, но мы же знаем, как это бывает. Три дня подряд (или весь семестр) пытаешься что-то выучить, и когда совсем-совсем надоедает, кажется, что все это глупая и бесполезная вещь (что на самом деле может быть далеко от истины).

Итак, первое место в нашем рейтинге занимает всеми любимое БЖД. Если получил автомат, то можно не беспокоиться, а вот если нет…(интересно, были случаи, когда отчисляли из-за БЖД?)

Идем дальше – история. Даже не знаю, зачет сейчас или экзамен по этой дисциплине, но в любом случае, Волошиной уже не одно поколение математиков историю сдало, и еще не одно сдаст. А для любителей пожаловаться на этот предмет, есть один универсальный ответ, который, наверное, все слышали: «Человек, закончивший вуз, должен обладать широким кругозором.» Интересно, что все предметы в нашем списке как раз попадают под определение тех, что помогают расширять кругозор))

Дальше у нас идет экономика. Предмет сам по себе мог бы быть интересным, он ведь даже с математикой связан, но как-то не идет его изучение у нас на ИМИТ, а жаль.

Следующий предмет – философия, поджидает студентов старших курсов. Тут, как мне кажется, нужно обладать определенным складом ума, чтобы понимать, о чем идет речь на парах, и вести философские беседы. Тогда этот предмет безусловно полезен. Тем же, кто этим самым складом ума не обладает (как я, например) остается только посочувствовать и пожелать терпения)

Дальше самый интригующий предмет. Для тех, кто не знаком с аббревиатурой, расшифруем. КСЕ - концепции современного естествознания. Об этих самых концепциях можно сказать только одно - приходите и сами все узнаете). Наверное этот предмет тоже расширяет кругозор, кто знает.

Следующий вариант ответа - все, набрал такое же количество голосов, что и КСЕ. Мне кажется, что студенты, считающие все предметы на матфаке ненужными, просто устали к концу семестра, ну или поступили куда-то не туда)

Последняя в нашем рейтинге – информатика, можно даже сказать все ее проявления на всех курсах. Тут, честно говоря, не соглашусь. Во-первых, информатика также входит в список предметов для расширения кругозора) А во-вторых, ну, мы где все учимся то? Куда нам без информатики, хоть в минимальном объеме, но знать надо.

На этом все, дорогие читатели. Пусть все ваши предметы будут интересными и сдаются легко. Удачи!
ИМИТ

Девушка месяца. Май, 2017. Анастасия Гульченко.

Наступил май! 5 месяц нового года. Мы уже писали про наших девушек с 1,2,3 и 4 курсов. Настало время узнать поближе наших дорогих магистранток! Итак, девушкой месяца стала разносторонняя, прекрасная, целеустремленная
Настя Гульченко!



Настя является студенткой 1 курса магистратуры института математики и информационных технологий. При этом она очень разносторонняя и талантливая. Что она только не делает! И танцует, и принимает участия в олимпиадах, а также имеет разряд по волейболу и ... Достаточно спойлеров!

Read more...Collapse )

ИМИТ

Математики тоже шутят

Однажды Евклида спросили:
— Что бы ты предпочел — два целых яблока или же четыре половинки?
— Четыре половинки, — ответил Евклид.
— Но разве это не одно и то же?
— Конечно, нет. Ведь выбрав половинки, я сразу увижу, червивые эти яблоки или нет.


Говорят, что академик Колмогоров (1903–1987) очень гордился выведенной им формулой, описывающей женскую логику:
«Если из А следует В, и В приятно, то А — истинно».


В начале 1940-х годов одна американская школьница пожаловалась Эйнштейну на проблемы с математикой, которая давалась ей с большим трудом. В ответ он со свойственной ему иронией ответил:
— Не огорчайтесь из-за ваших трудностей с математикой. Поверьте, что мои трудности еще более велики.


Известный немецкий алгебраист Эрнст Эдуард Куммер (1810–1893) очень плохо умел считать в уме. Если при чтении лекции ему надо было выполнить простенький расчет, он обычно прибегал к помощи студентов.
Однажды ему надо было умножить 7 на 9. Он начал вслух рассуждать:
— Гм... это не может быть 61, потому что 61 — простое число. Это не может быть и 65, потому что 65 делится на 5. 67 — тоже простое число, а 69 — явно слишком много. Остается только 63...


Известный французский физик и математик Андре Мари Ампер (1775–1836) был невероятно рассеян. Однажды, выходя из своего дома, он мелом написал на двери: «Господа! Хозяина нет дома, приходите вечером». Вскоре Ампер вернулся обратно, но, увидев на двери эту надпись, снова ушел. Домой он пришел поздно вечером.


Однажды Ампер гулял в парке, размышляя над какой-то сложной проблемой. Неожиданно прямо перед ним возникла черная доска. Ничуть не удивившись, он по привычке достал из кармана мел и стал записывать на ней вычисления. Через несколько минут доска так же неожиданно стала медленно удаляться. Ампер стал двигаться вслед за ней, продолжая исписывать свободное пространство формулами. Однако доска двигалась все быстрее и быстрее, так что ученому приходилось чуть ли не бежать за ней. В какой-то момент преследование стало невозможным, Ампер выдохся и только тут, наконец, очнулся. Приглядевшись, он увидел, что вожделенная доска оказалась задней стенкой большой черной кареты...


Ампер всегда радушно принимал гостей, однако каждого обязательно усаживал за шахматы, к которым питал необычайную страсть. Утомившись от изнурительной партии, которая порой длилась не один час, или явно проигрывая, гость мог быстро завершить игру в свою пользу. Для этого достаточно было глубокомысленно сказать какую-нибудь наукообразную глупость вроде того, что хлор получается в результате окисления соляной кислоты, природа магнита не зависит от электричества и так далее. Ампера настолько огорчали подобные заявления, что он тут же терял нить игры и проигрывал выигрышную партию.


Однажды, когда Норберт Винер (1894–1964) шел по территории университетского городка, его остановил студент, у которого был какой-то математический вопрос. Остановившись, Винер некоторое время обсуждал со студентом проблему. Окончив, он спросил у собеседника:
— Когда вы меня поймали, я шел туда (и указал пальцем направление) или в другую сторону?
— Вон туда.
— Ага, значит, я еще не обедал.
И математик продолжил свой путь в сторону столовой.


Прочитав «Небесную механику» Пьера Лапласа (1749–1827), Наполеон спросил автора, почему в его трактате отсутствует упоминание о Боге.
— Сир, — с достоинством ответил Лаплас, — я не нуждался в этой гипотезе в своих изысканиях!


Несколько забавных историй из замечательной книжки известного английского математика Джона Литлвуда «Математическая смесь», вышедшей в 1957 году и переведенной на многие языки.
В докладной записке, которую я написал (около 1917 года) для Баллистического управления, в конце была фраза «Таким образом, σ следует сделать сколь возможно малым». В печатном тексте записки этой фразы не было. Но П. Дж. Григг сказал: «Что это такое?» Едва заметное пятнышко на пустом месте в конце оказалось миниатюрнейшим σ, которое я когда-либо видел (наборщики, вероятно, обыскали весь Лондон).
ИМИТ

Наши парни. Александр Дубик.

Собрались как-то однажды двое вечно занятых людей и писали одну маленькую статью три месяца, но сейчас не об этом… Впечатления от Недели уже должны были уложиться в ваших головах и наш парень месяца (апреля, между прочим) тоже поделился своими мыслями по этому поводу и не только. Напоминаю, что каждый месяц мы выбираем одного студента ИМИТ и знакомим вас с ним в рубрике "Парень месяца". На этот раз нашей жертвой стал весёлый, добрый и целеустремлённый Александр Дубик! Саша учится только на втором курсе, но уже успел поучаствовать во многих, как учебных, так и внеучебных делах, он не любит сидеть на месте и всегда готов участвовать в любой движухе. Давайте знакомиться с парнем апреля ближе!

FeS-DpBuCfQ.jpg

Больше о Саше...Collapse )
ИМИТ

День рождения Клода Шеннона

Сегодня, 30 апреля, Клоду Элвуду Шеннону исполнился бы 101 год.



Да-да, этот красавец-мужчина не рок-звезда и не киноактер. Он -- математик, криптограф, инженер, изобретатель и создатель теории информации. Во многом именно благодаря ему компьютеры сейчас такие, какие они есть.
А что он еще придумал?Collapse )
ИМИТ

Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!

Бобы

Должно быть, мне было лет семнадцать-восемнадцать, когда я однажды летом работал в отеле, которым управляла моя тетя. Не помню, сколько я получал — думаю, что около двадцати двух долларов в месяц, — но работал я попеременно: в одни сутки одиннадцать часов, в следующие — тринадцать, либо портье, либо помощником официанта в ресторане. Днем, когда я работал портье, мне приходилось относить молоко миссис Д., она была инвалидом и никогда не давала нам чаевых. Вот таков был мир: целый день вкалываешь и ничего за это не получаешь, и так каждый день.

Это был курортный отель, он находился недалеко от пляжа, на окраинах Нью-Йорк-Сити. Мужья отправлялись на работу в город, оставляя жен дома. От нечего делать они играли в карты, так что нам постоянно приходилось вытаскивать столы для бриджа. А ночью мужчины играли в покер, и для них тоже приходилось готовить столы, чистить пепельницы и т. п. Поэтому я был на ногах до поздней ночи, часов до двух, и мой рабочий день, действительно, длился то тринадцать, то одиннадцать часов.

Кое-что мне очень не нравилось, например, чаевые. Я считал, что нам просто должны больше платить, и никаких там чаевых. Но когда я предложил это начальнице, она лишь расхохоталась. Она всем рассказывала: «Ричард не хочет получать чаевые, хи-хи-хи; он не хочет получать чаевые, ха-ха-ха». Мир просто кишит такими самоуверенными тупицами, которые ничего не понимают.
читать дальшеCollapse )
ИМИТ

Наши прекрасные авторы

Я очень люблю читать, что пишут про наших людей в жж. Люблю смотреть рубрику "Девушка месяца" -- ведь наши девушки не только умные, но и красивые. Люблю читать рубрику "Наши парни". Из этих рубрик я всегда узнаю про ребят что-то новенькое. И начинаю уважать их еще больше.

Каждую пятницу я просыпаюсь и на весь день заряжаюсь хорошим настроением, потому что по пятницам обязательно кто-нибудь рассказывает математический анекдот )

Люблю думать про "вопрос на злобу дня". Например, вопрос: "Что, если не математика?" загрузил меня, наверное, недели на две, а ответы на вопрос "Кого из женщин-математиков вы знаете?" наполнили теплом )

Короче, я очень люблю наш жж. Год назад я писала, кто скрывается за фиолетовой аватаркой. С приходом этой весны стиль нашего жж чуть-чуть обвесеннился, и аватарка, кстати, тоже ))
Так кто же теперь скрывается за зеленой аватаркой?

Read more...Collapse )
специально для жж матфака kukina_kat.
ИМИТ

Девушка месяца. Апрель, 2017. Катя Рубцова.

Идёт 11 учебная неделя весеннего семестра. А это значит, что на улице хочется проводить все больше и больше времени, пора начинать писать программы и закрывать долги с прошлой сессии. А редакция ЖЖ по-прежнему выбирает замечательных девушек и берет у них интервью. В этом месяце героиней нашей статьи стала первокурсница (cамая первая из всех первокурсников). Капитан команды "Карты Декарта" Турнира Претендентов 2016 (Её группа заняла 1 место).
Давайте же узнаем, что нам расскажет о себе красивая, милая, креативная Катя Рубцова!


Читать про КатюCollapse )

ИМИТ: Самые красивые девушки учатся у нас!
ИМИТ

Кандидаты наук, опишите ваши диссертации простым языком

1. "Грибы, грибы повсюду! Особенно внутри растений, где они делают странные вещи. Понимаем ли мы, что происходит? Не–а".

2. "Алюминий может использоваться для создания очень крутых микроструктур. Однако эти микроструктуры недостаточно круты, чтобы нам выделили денег на завершение исследований".

3. "Нужно делать новые магниты из старых магнитов, потому что у нас кончаются магниты".

4. "Если вы положите определенный вид пластика в воду, он разбухнет. Если вы поместите его под кожу, он впитает в себя тканевую жидкость и разбухнет. Тадам — новая кожа!"

5. "Микроволновые печи действительно хороши, чтобы что–нибудь нагреть".

6. "Музыка выражает эмоции или вызывает их? Прочитай следующие 200 страниц, чтобы не узнать ответа".

7. "Если сломать крысе позвоночник, она обычно умирает".

8. "Вода замерзнет, если вы ударите по ней хорошенько".

9. "Песок может смыться, поэтому не стройте на нем всякие важные штуки".

10. "Черт его знает, почему у людей возникает аутизм".

11. "У охлажденных лабораторных мышей вдвое ускоряется метаболизм. Это очень плохо для исследований, где используются мыши".

12. "Музеи неправильно оцифровывают свои коллекции. Можем мы исправить это при помощи компьютеров? Вроде да".

13. "Боль в любой ее форме — результат неудовлетворенных ожиданий".

14. "Вы можете заставить антивещество двигаться в непонятных направлениях, если плохо настроите оборудование".

15. "Вы находитесь в комнате с тремя зеркальными стенами, образующими треугольник. Ну и как это выглядит, по–вашему?"

16. "Вы никогда не догадаетесь, почему англоязычные переводчики так круто облажались с этим произведением немецкого автора!"

17. "Иногда свет делает какую–то ерунду, которую никто не ждал. Это здорово. Мы можем попробовать заставить свет сделать такую ерунду специально, чтобы создать что–то полезное".

18. "Даже когда времена совсем плохие, большинство людей хочет жить".

19. "Лосось растет быстрее в небольшой компании".

20. "Немного лазера убивает рак, много лазера убивает пациента".

21. "Гамма–лучи не могут превратить вас в Халка. А вот кишечную палочку E. coli — могут".

22. "Клетки мозга общаются друг с другом. А иногда — сами с собой".

23. "Если мозг обезьяны подключить к батарее, обезьяна это заметит".

24. "Этот белок может вызывать приступ астмы. Хм, ну или не может".

25. "Бетховен был крутой мужик, отвечаю".
ИМИТ

Конкурс фотографий #НеделяМатематика2017

В рамках Недели Математика 2017 у нас прошел интернет-челлендж “Математика вокруг нас”. Ежедневно в группе вконтакте “Неделя Математика 2017” публиковалось задание, которое было одного из трёх видов : сделать фотографию, ответить на вопрос, написать двустишие. На выполнение каждого из них отводилось ровно 24 часа. Всего было 30 заданий, 12 из которых - это фото-задание, о котором мы и хотим вам сегодня рассказать. В формулировке давалось математическое понятие, которое нужно было сфотографировать в общественном месте или на улицах города, а не дома, ведь наша цель - показать, что математика, в самом деле, вокруг нас. А потом  выложить свою фотографию в Инстаграм или ВКонтакте с тремя хэштегами #МатематикаВокругНас, #НеделяМатематика2017, #ВокругСветаЗаНеделю. Мы отобрали некоторые интересные работы и хотим ими с вами поделиться.


1. Параллельные прямые


+ много математики вокруг насCollapse )

ИМИТ

Вопрос на злобу дня - Кого из преподавателей вы бы хотели увидеть на Аукционе с выступлением?

И снова здравствуйте, дорогие читатели!
Наступил апрель, Неделя Математика 2017 только началась, а значит сейчас самое время для нового выпуска рубрики "Вопрос на злобу дня". В этот раз мы решили спросить наших студентов:

Кого из преподавателей вы бы хотели увидеть на Аукционе с выступлением?



Самый популярный ответ – Николай Андреевич Исаченко. Тут для тех, кто был на Аукционе в прошлом году все очевидно) Танец от Николая Андреевича был просто потрясающий и запомнился безусловно всем, поэтому мы с нетерпением ждем чем же он еще нас порадует)

Следующая в рейтинге – Анастасия Ивановна Говорова, чей лот – собственноручно написанная картина, был выставлен в прошлом году. Так же ни для кого не секрет, что Анастасия Ивановна занималась ирландскими танцами, может быть на этой Неделе Математика она порадует нас танцевальным номером))

Дальше – Екатерина Георгиевна Кукина, которая очень часто появляется на сцене с чем-нибудь интересненьким. Так, год назад она просто покорила нас всех своими стихотворениями и математическими рифмами, поэтому мы с большим нетерпением ждем ее новые творения)

Стоит заметить, что значительный процент в нашем рейтинге в сумме занимают представители кафедры алгебры и мат. анализа (точнее та ее половина, которая раньше была просто кафедрой мат. анализа). Здесь тоже ничего удивительного, они все настолько яркие личности, что увидеть их не в привычной обстановке, а на сцене, было бы очень интересно)

Надеюсь, что после прочтения этого выпуска, вам захочется посетить не только Аукцион, но и другие мероприятия Недели Математика. Расписание можно все так же посмотреть здесь. До встречи!
ИМИТ

С Днем Математика!

Забавный факт:
В Википедии есть статья Красота математики. (И нет статей красота физики, красота истории, красота литературы, красота трудов или красота физкультуры.)

Забавный факт:
У психиатров и психологов есть термин "математическая тревожность" (и нет терминов "историческая тревожность", "природоведческая тревожность" или "обществознательная тревожность").

Забавный факт:
Математики празднуют сегодня День Математика!
Чтобы никакой категории граждан не было обидно.

Давайте будем чувствовать красоту математики, но не чувствовать от нее никакой тревожности.
ИМИТ

Маленький математик

Когда мне было шестнадцать лет, в книге под названием "Теория вероятностей и математическая статистика", где рассказывалось про случайные величины, я увидел однажды удивительную картинку. На картинке функция плотности - функция Гаусса - задавала распределение вероятностей.

В книге говорилось: "Важное значение нормального распределения во многих областях науки вытекает из центральной предельной теоремы теории вероятностей. Если результат наблюдения является суммой многих случайных слабо взаимозависимых величин, каждая из которых вносит малый вклад относительно общей суммы, то при увеличении числа слагаемых распределение центрированного и нормированного результата стремится к нормальному."

Я много раздумывал о полной приключений жизни случайных величин и тоже нарисовал цветным карандашом свою первую картинку. Это был мой рисунок №1. Я показал мое творение взрослым и спросил, не страшно ли им.
- Разве шляпа страшная? - возразили мне.
А это была совсем не шляпа. Это была функция плотности, которая задавала распределение. Тогда я расписал формулы, матожидание и дисперсию, чтобы взрослым было понятнее. Им ведь всегда нужно все объяснять. Это был мой рисунок №2.

Взрослые посоветовали мне не рисовать гауссовское распределение ни в виде графика, ни писать в виде формул, а побольше интересоваться географией, историей, литературой и правописанием. Вот как случилось, что в возрасте шестнадцати лет я отказался от блестящей карьеры математика. Потерпев неудачу с рисунками №1 и №2, я утратил веру в себя. Взрослые никогда ничего не понимают сами, а для детей очень утомительно без конца им все объяснять и растолковывать.

Итак, мне пришлось выбирать другую профессию, и я выучился на юриста. На своем веку я много встречал разных серьезных людей. Я долго жил среди взрослых. Я видел их совсем близко. И от этого, признаться, не стал думать о них лучше.

Когда я встречал взрослого, который казался мне разумней и понятливей других, я показывал ему свой рисунок №1 - я его сохранил и всегда носил с собою. Я хотел знать, вправду ли этот человек что-то понимает. Но все они отвечали мне: "Это шляпа". И я уже не говорил с ними ни о Гауссе, ни о случайных величинах, ни о функциях плотности. Я применялся к их понятиям. Я говорил с ними об игре в бридж и гольф, о политике и о галстуках. И взрослые были очень довольны, что познакомились с таким здравомыслящим человеком.